Михаил Коляда: “Тореадор” в произвольной программе – это была моя идея.

06.09.2018
Мария Романова
Михаил Коляда: “Тореадор” в произвольной программе – это была моя идея. Ugoskate

За несколько дней до открытых прокатов сборной России в Москве Михаил Коляда раскрыл музыку для новых программ и подвел итоги межсезонья.

– Какие программы поставили в этом сезоне? О чём они, какая музыка?

– В этом году у меня произвольная будет “Тореадор”, а короткая – под “Мьюз”.

– Кто предложил эту музыку?

– “Тореадор” был моим выбором, эта музыка мне очень давно нравилась, и всё не могли воплотить это в жизнь. А “Мьюз” предложил Стефан.

– Насколько тебе нравятся эти программы? Насколько ты чувствуешь, что это твоё? Или, наоборот, они отличаются от того, что уже было поставлено?

– Если взять произвольную, то она отличается от той, которая была, наверно, по всему. По энергетике, по подаче, по эмоциям. То есть, я там другой. Короткая чем-то похожа на мою прошлогоднюю короткую, но там немножечко другой образ. Тоже эмоции, переживания, любовь, страсть – в общем, лирика.

– Короткую поставил Ламбьель, а произвольную…

– А произвольную ставила Ольга Юрьевна Клюшниченко.

– Когда поехали к Рафаэлю Арутюняну, то эти программы уже просто накатывали?

– Да, там уже ничего нового. Мы там, в основном, работали над технической частью и, да, накатывали программы.

– Вопрос про Стефана. Ты сотрудничаешь с ним первый год. Что тебя привлекет в работе с ним? Чем работа с ним отличается от работы с другими хореографами, с которыми ты сталкивался?

– В работе со Стефаном мне в принципе нравится вообще всё. Энергетика очень классная, атмосфера очень дружелюбная, очень работоспособная. И место соответствующее. Мне очень нравятся горы, Шампери мне очень понравился и в первый раз, и во второй. Я в восторге.

– Насколько важна для спортсмена смена обстановки? Ведь иногда люди тренируются на одном месте много лет подряд, и можно психологически устать от того, что ты постоянно приходишь на один и тот же каток.

– Конечно. Надо иногда менять обстановку, менять круг общения, психологически разгружаться – и это действительно помогает идти вперёд.

– Когда приехали в Америку к Арутюняну и отрабатывали там эти программы, что ты для себя взял с этого сбора? Что было для тебя важным?

– Важно было посмотреть, как работают за океаном, какой у них метод работы. Что-то взять для себя, какие-то там нюансы, которые раньше я не знал. Просто побыть в Калифорнии, почувствовать эту атмосферу, искупаться в океане, хорошо провести время.

– Когда спросили у тренера Нади Канаевой, что дают такие кратковременные сборы, она сказала: “Всё зависит от того, что сам спортсмен хочет взять”. Что ты хотел взять для себя от этого сбора у Рафаэля Арутюняна?

– Я хотел узнать, что думает обо мне тренер, который меня не тренирует. Просто со стороны посмотрел, можно сказать, свежим взглядом, сказал, что это так, а это не совсем так. И посоветовал, подсказал, как было бы лучше с его точки зрения. Я попробовал, мне понравилось – почему нет? Сейчас я стараюсь придерживаться всех тех советов, которые он мне дал.

– Первый старт – в Братиславе?

– Да, уже, можно сказать, традиционно.

– В этом сезоне поменялись правила, и четверные прыжки уже нельзя делать столько, сколько хотели делать раньше, базовая стоимость уменьшилась. На первых стартах стоит задача прокатать программы чисто с тройными или пробовать по максимуму с четверными?

– Вообще, задача ставится следующая: мы будем в этом сезоне, можно сказать, собирать конструктор. На одном старте пробовать так, на другом – так. Если что-то пойдёт хорошо, мы вставим это в программу. Сейчас главное – катать чисто, показывать именно программу, а не только прыжки. Я думаю, что в этом году очень большая часть людей будет уделять внимание именно второй оценке: представлению, хореографии, интерпретации – чтобы всё это было на хорошем уровне. Может быть, некоторые люди отойдут от сложных прыжков, чтобы программа смотрелась более выигрышно, более чисто. В общем, будем экспериментировать в этом сезоне.

– В межсезонье этим летом какие-то новые прыжки освоил, стабилизировал?

– Новые – нет. Я сейчас в процессе стабилизации лутца, сальхова. Будем дальше совершенствовать всё это. Если будет хорошо получаться на тренировочных прокатах, то будем вставлять в программу на соревнованиях.

– Если подытожить всю работу, проделанную летом, можешь сказать, что это была эффективная работа по сравнению с предыдущими годами?

– Да. Если честно, это лето было насыщенное. Я не заметил, как оно пролетело – просто моментально. Еще в этом году была защита магистерской диссертации – в принципе, к полноценным тренировкам я приступил только к концу июня: начал тренироваться и больше ни о чём не думать. Когда есть нерешенные дела, ты всё равно о них думаешь – они как якорь, который тянет вниз. С институтом разобрался, выдохнул – работаем дальше.



Комментарии

Сообщения не найдены

Новое сообщение